«Будьте отцами сирот; не оставляйте сильным губить слабых; не оставляйте больных без помощи».
Владимир Мономах

Отстоим строительство храма

Храм Преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле - православный храм при летних военных лагерях на Ходынском поле в Москве (сейчас это место в районе забора парка «Берёзовая Роща»). Построен в 1892—1893 годах на средства благотворителей, функц

Отстоим строительство храма

Как только проект храма на Ходынке попал в "Программу-200" и Святейший патриарх Кирилл привел эту общину в пример другим, как образец отстаивания православными своих социальных прав, в районе повысилась активность профессиональных антиклерикальных групп. Эти группы "гастролируют" по столичным округам и пытаются убедить районные власти в существовании некоего конфликта между верующими и неверующими жителями района. На самом деле, православная община сталкивается с нарушением своих прав политтехнологами, ангажированными ивесторами торговых сетей и центров. Государство должно взять под охрану проект будущего храма, связанный с исторической "памятью места". Дело в том, что Ходынское поле является колыбелью русской авиации и местом расстрела первых новомучеников.

Отстоим строительство храма

После обращения общины храма св. преп. Сергия Радонежского к Главе Российского Императорского Дома Е.И.В. Великой Княгине Марий Владимировне, Она обратилась к президенту России с просьбой оказать поддержку строительству храма. Полный текст письмо Е.И.В. приводится ниже.

Отстоим строительство храма

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Великие юбилеи 2014 года – 700-летие Игумена Земли Русской св. Преподобного Сергия Радонежского и 100-летие начала I Мировой войны 1914-1918 гг. – объединяют всех сынов и дочерей России в стремлении воздать должное подвигам одного из главных небесных покровителей нашей Родины и солдат и офицеров Российских Армии и Флота, самоотверженно жертвовавших собою в годы первого в истории человечества глобального конфликта.

Я с огромной радостью узнала, что учрежденное Вашим Указом Российское военно-историческое общество выступило с инициативой сооружения на Поклонной горе памятника Российским героям и воинам, павшим в годы I Мировой войны. Я, мой сын и наследник Великий Князь Георгий Михайлович и все наши друзья и помощники в России и Зарубежье постараемся внести свой посильный вклад в это великое дело.

Но есть в Москве и другое священное место, связанное с юбилеями 2014 года, которое имеет значение не только для столицы, но и для всей России. Это воинский Храм Св. Преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле, уничтоженный после революции, а ныне возрождаемый.

Проект восстановления этого храма предполагает создание церковно-воинского мемориального комплекса, который, помимо своего прямого религиозного предназначения будет служить делу укрепления боевого духа и патриотического воспитания молодежи.

Не сомневаюсь, что власти Москвы стараются оказать общине всё возможное содействие в возрождении Храма Св. Преподобного Сергия. Но, в то же время, из письма соотечественников – членов Сергиевской общины мне стало известно, что им приходится сталкиваться с несправедливыми нападками, и периодически возникает угроза отсрочки строительства или создания неоправданных ограничений, препятствующих полноценному осуществлению проекта Мемориального комплекса вокруг храма.

Глубоко сочувствуя идее восстановления Храма Св. Преподобного Сергия на Ходынском поле, прошу Вас обратить особое внимание на труды общины и оказать им всю возможную моральную поддержку высоким покровительством Главы Государства и Вашим личным авторитетом.

Убеждена, что Храм Св. Преподобного Сергия на Ходынском поле и Памятник на Поклонной Горе вместе явятся неразрывно связанными символами преемственности в почитании защитников Отечества во все времена.

Примите, глубокоуважаемый Владимир Владимирович, мои заверения в самых искренних чувствах и пожелания помощи Божией в Ваших трудах на благо России.

Е.И.В. ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ МАРИЯ ВЛАДИМИРОВНА

Мадрид, 24 февраля 2014 года

Мы также предлагаем вниманию читателей интервью с Алексеем Третьяковым, активистом общины преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле порталу "Религаре", где он рассказал о том, какова ситуация со строительством храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле сегодня. Автор статьи «Храм парку не помеха» Светлана Галанинская.

– Храм, который должен появиться на Ходынском поле, попал в "Программу-200" недавно, но сама община существует очень давно. Что изменилось с обретением нового "статуса"?

– Общине более 10 лет, и все это время у меня не было ощущения, что чиновники поддерживали восстановление святыни. Наоборот, мы ходим на поклон, просим обратить внимание.

– И это несмотря на решения мэрии?

– Да. Мэр Лужков и патриарх подписали соглашения о строительстве. Патриархия поблагодарила власть за иницитиву – и все. Потом было постановление города Москвы, которое отменили явочным порядком, но общину в известность не поставили. На месте храмового комплекса решено было разбить парк.

– Вот так просто, без объяснений?

– Да. Мы увидели только проект парковой зоны, который называется "культурным кластером", но без храма. Получается, что культура не предусматривает храм.

Отстоим строительство храма

– А что предусматривает, торговые центры?

– В том-то и дело, что интересы разных слоев населения должны быть сбалансированы. У нас же, например, всегда учитываются просьбы построить очередной торговый центр или каток. Но и тех, кому нужен храм, тоже много. Конкурс на застройку храма провели, а теперь пытаются пересмотреть проект. Причем людей, протестующих против строительства церкви, – меньшинство, но они пытаются выдать себя за глас жителей района.

– Кто эти люди?

– Это организованная группа лиц, которая уже сорвала строительство храмов в других районах. Они перемещаются из одного района в другой и, по всей видимости, за хорошее вознаграждение, скандалят и устраивают протестные митинги. Говорят, что представляют интересы всей Ходынки, что так долго ждали, когда парк появится, а тут какая-то община претендует на кусок земли.

– А на самом деле?

– На самом деле, все наоборот. Община как раз и состоит из жителей Ходынки, существует давно и потребность в строительстве церкви огромная, потому что в огромном районе нет ни одного храма. А группа активистов-храмоборцев – пришлые люди и их совсем не много. Их методы борьбы абсолютно нелигитимны. Например, к нам недавно обратились наши соседи по району, которые долго жили за границей и оттуда поддерживали нашу общину. Так вот им из префектуры пришло письмо, согласно которому от их имени поступило заявление о том, что они против храма и просят принять меры, чтобы он не строился. Дошло и до такого абсурда! А их и в Москве не было, когда это "заявление" появимлось на свет. Просто Но это люди влиятельные и статусные, мимо них не прошел обман. Префектура, видимо, побоялась...

– Обычные люди живут и не знают, что и куда от их имени пришло?

– Разумеется. Необходимо устороить проверку на уровне исполнительной власти, ведь наличие правонарушений очевидно. Непонятно, почему противникам храма дают высказываться публично, а общине не дают. Притом что именно группировка храмоборцев раскалывает население, пытается убедить власти и общество в том, что у кого-то есть конфликт с верующими.

– Такого конфликта в районе нет?

– Конечно, нет. Причина проста: мы не выступаем против чего-то, мы только за что-то. Прежде всего за храм. Об этом свидетельствуют подписи, легитимно собранные нами в районе в поддержку храма: их больше 7 с половиной тысяч. Около 250 из них мы получили за пару дней просто потому, что к нам начали сами приходить люди из соседних домов, желая помочь. Им нужен храм и очень надоела лживая и агрессивная антипропаганда храмоборцев.

Костяк нашей общины каждое воскресенье собирается на молебны. Есть более пассивная часть района, которая раньше не проявляла свою позицию так активно, но теперь поднялись уже и эти люди, потому что поняли: пассивность может сыграть с ними злую шутку. Власти должны учитывать, что в районе не менее 7 с половиной тысяч граждан, которым очень нужна церковь.

- Храмоборцы замалчивают это?

– Не только это. Храмоборцам выгодно представить ситуацию как желательную лишь для официальных церковных структур. Якобы есть некие попы, которые хотят построить храм из шкурных соображений, для себя. Но храм нужен людям. У нас нехватка священников, даже в Москве. Поэтому есть для духовенства это не так уж принципиально: одним храмом больше, одним меньше, оно без работы не останется. А нам негде молиться и причащаться. Приходиться с маленькими детьми ездить в другие районы Москвы. Храм нужен здесь. Я не против парка, не против нормального благоустройства территории. У меня тоже есть дети, мне надо где-то с ними гулять.

– Храм или парк – ложная альтернатива?

– Конечно. Храмоборцы искусственно ее навязывают.

– На самом деле и то и другое – экология. Храм – для экологии души?

– Да. Сегодня невозможно без нормальных ориентиров растить и воспитывать детей. Без средоточия веры, нравственности, духовности мы не можем обходиться, потому что заботимся о своих детях. Они должны с малых лет видеть духовные ориентиры.

– Если не будет храма, будет очередной ТЦ.

– ТЦ я называю пылесосами, они будут из людей все высасывать, если рядом не поставить в порядке баланса храмовый комплекс, не показать, что не хлебом единым жив человек, что есть и другие ценности.

– Публичных слушаний не проводилось?

– Общине не дали высказаться ни разу. Господин Ларин, который непосредственно представляет интересы движения "За парк", был каким-то образом вхож в двери господина Кузнецова, главного архитектора. В итоге получилось, что вся история Ходынки представлена одним этим человеком, хотя он представляет меньшинство, а не всю группу Ходынки.

– Чьи интересы они представляют?

– Когда был митинг, зам его спиной, как нам показалось, была КПРФ и другие партии и выдвигали лозунг "Мы против застройки". Но это догадки, а не факты. В основном митингующие – это такие же люди, как и мы. Но эти организаторы пытаются привести ситуацию к конфликту между верующими и неверующими. Наверное, их усьтраивает, что сегодня Кузнецов выделил храмовому комплексу какте-то крохи, 60 на 60 метров. Это возмущает, потому что вначале было 1,5 – 2 га и этого хватало для нормального расположенния. Проект менялся, парк увеличился, а храму места все равно не нашлось. Любое наше желание увеличить площадь превращается в какое-то противостояние. Хотя на бетоне, на взлетной полосе строить сложно. А ведь этот храм задуман во имя героев-авиаторов, это такой символ единства народа.

- Историческое значение этого места тоже важно?

– Да, все это отражает историю Ходынки. Ведь здесь был и расстрельный полигон – это обстоятельство требует покаяния. Власть должна развернуться в сторону исторической памяти, российской авиационной славы и духовных потребностей людей. Если мы создавем условия для тех, кто гуляет в парке, почему нельзя создать их для верующих? Есть власть и есть жители. Между ними нет почвы для конфликта. А некий промежуточный слой, меньшинство, начинает "возбуждаться", разжигать социальный конфликт, сталкивать жителей между собой. Это просто преступление. Почему нельзя сделать так, чтобы было хорошо всем? Одним – большой парк без ТЦ. Другим – небольшой храм. В какой-то момент было что-то вроде перимирия, а сейчас они опять хотят вывести людей, создают абсолютно искусственный конфликт. Раздачу воды на Крещении называют "попыткой отхватить кусок земли".

– Что вы предпринимаете сейчас?

– На уровне префектуры мы получили определенную поддержку, но процесс идет медленно. Будем вновь обращаться к Святейшему патриарху. Пойдем в "коридоры власти" добиваться справедливости. Будем напоминать о себе постоянно, иначе строительство могут тихо свернуть, как это уже делалось на многих площадках. Но тут они явно не на тех напали.

– А откуда такая неприязнь к миролюбивым верующим? – Вопрос денег. Они мешают просто тем, что они существуют. Когда храмы строятся, люди, которые раньше зарабатывали деньги на жителях, на торговле, оказываются в проигрыше. Им этого не нужно, потому что прибыль падает. Если сюда инвестируются капиталы, то отдача от них зависит от количества магазинов и ТЦ. Все это товарно-денежные цепочки. Не случайно кое-где христианство уже под подозрением, и на тех, кто носит крестик, уже идут гонения на работе. – Эта практика пока что более характера для Запада?

– Да, но Россия – большая территория, она не может остаться без внимания. Объединить такое общество будет уже невозможно, зато управлять им будет очень легко. Человек будет думать, что ему надо только на работу и в магазин, каждый в своей комнатушке. В СССР храмы разрушили, но человек-то внутри все равно оставался человеком с особым, духовным содержанием. Поэтому сейчас верующих становится больше.

– Им надо объединяться?

– Конечно. Люди должны ходить в храм, чтобы друг друга видеть, чтобы вовремя подставить плечо. Потому что завтра христианофобия примет такие обороты, что нашим детям это будет уже не исправить. Мы сегодня пытаемся противостоять гонениям и ксенофобии. Иностранцы мне говорили: "Ребята, все держится на вас, мир катится в бездну, он сдал свои христианские ценности". Россия должна быть православной верующей страной и подавать пример. Надо не дать умереть нашей надежде.

Источник: http://tribuna.ru/news/good/

Почитать еще
№32(2) октябрь 2014(1)
№32(1) октябрь 2014
№28 август 2014