«Будьте отцами сирот; не оставляйте сильным губить слабых; не оставляйте больных без помощи».
Владимир Мономах

Как встретились Владимир Высоцкий и Важа Пшавела

Это рассказ об одном любопытном эпизоде пребывания Владимира Высоцкого и Марины Влади в Тбилиси в начале 70-х годов основанном на реальных событиях. Впервые статья была опубликована автором в1988-м году в газете «Ахалгазрда коммунисты» («Молодой коммунист») на грузинском языке, а в 2006 году в интернет-сайте www.v-vysotsky.narod.ru.

Как встретились Владимир Высоцкий и Важа Пшавела

Утром, когда над крышами старых тбилисских домов плавно проплывает теплое солнце, с необычайной страстью хочется соткать, как пестрый ковер, стих многовековому красавцу городу. Эта страсть невидимыми импульсами вырывается наружу и начинается карусель – приветствий, расспросов, встреч, уважений, деяний, работы и творчества. Город, как одна семья, дышит и живет, любит и страдает, принимает гостей и никогда не прощается с ними.

Это неписаное правило Тбилиси!

За всю многовековую историю существования города многие знатные люди, из разных стран и в разное время, любовались узкими улочками старого города и наслаждались прославленным гостеприимством горожан. Восхищались фольклором и поэзией, музыкой и танцами... и, конечно, простыми Тбилисцам.

Как встретились Владимир Высоцкий и Важа Пшавела

И всегда добрые гости отвечали взаимной любовью и оставляли свой неизгладимый след в истории города.

Одним из тех, кто смог впитать в себя дух, культуру и быт древнего города, был Владимир Высоцкий, поэт, бард, актер и душа русского народа и не только.

Счастлив тот, кто хоть раз пройдет по его следам, прикоснется к частице его жизни и сможет увековечить быль для будущего поколения. Перед Вами этот счастливчик, Ваш покорный слуга, который и постарается на мгновение окунуть Вас в прошлое, и оживить гениального человека, след которого до сих пор не остыл в нашем городе.

Итак, добро пожаловать в Тбилиси 70-х...

В мастерской, освещенной с прозрачного потолка лучами солнца, в то утро суеты не замечалось. По обыкновению, студенты и подмастерья великого скульптора Гоги Очиаури обменивались впечатлениями футбольного матча предыдущего дня, прибирались и заодно готовили глиняную массу для мастера. Батоны Гоги сегодня придет позже, к двум часам – с утра он должен был зайти в Союз художников по важным делам, затем в Академию Художеств, и только потом вернется в мастерскую. Переоденется в рабочую форму и со стекой в руках продолжит работу.

Все, работавшие рядом с мастером, чувствовали большую ответственность и благоговейно относились ко всем деталям творческого процесса. И это не удивительно, ведь Очиаури ваял памятник не кого-нибудь, а Важа Пшавелы, великого классика грузинской литературы, единственного в своем роде философа фольклорной литературы Грузии, великого зодчего грузинского языка.

Как встретились Владимир Высоцкий и Важа Пшавела

Он прожил всю жизнь в своем родном селе Чаргали, высоко в горах в регионе Пшави (отсюда и его псевдоним – Важа Пшавела, – а его настоящее имя Лука Павлович Разикашвили, 1861-1915 гг.), хотя при этом мыслил общечеловеческими ценностями. К слову, по мотивам его произведений снят известный фильм Тенгиза Абуладзе «Мольба».

Так, что задача, стоящая перед мастером была непростой. Тем более, что вся грузинская общественность была в ожидании, сможет ли скульптор достоверно передать не только внешний образ, но что самое главное внутренний мир великого писателя.

Работа была почти завершена. Оставались мелкие детали, доработка которых, на скульптурном станке, не требовала много времени. При этом все детально перепроверялось по эскизам и тщательно измерялось в масштабах перед сдачей на художественном совете.

Характер и дух Важи был найден мастером. Он сам из этих краев, и в его жилах течет та же кровь, пропитанная любовью к родной земле, как у его сородича из недалекого прошлого. Но он все-таки был чем-то недоволен и постоянно сетовал на чиновников из худсовета. Студенты и подмастерья не знают истинных причин негодования наставника, но догадываются – мастер в последнее время не в духе.

Как встретились Владимир Высоцкий и Важа Пшавела

Около двух часов батоны Гоги вошел в мастерскую, держа в руках несколько больших пакетов. Положив их на рабочий стол и поздоровавшись с молодыми людьми, объявил:

– Ну, так, ребята, сегодня к нам, около четырех часов, пожалуют гости. Точно так и не понял до конца, кто они, потому как в коридоре Союза художников, в шуме и гаме, мне об этом сообщили Зураб Церетели и Саша Рехвиашвили, но расслышал, что они из Москвы, молодожены, и, если я не ошибаюсь, некто Высоцкий...

– Это не тот ли Высоцкий, который поет? У меня есть бобины с его песнями. Классный парень.., – восхищенно оценил события один из студентов.

– Не знаю, не знаю, – ответил мастер, стоя у станка и разглядывая свое творение со всех сторон. – Ну, вот что: пока подойдут гости, нам надо навести порядок. В этих кульках шампанское, вино и фрукты. Один из вас займется столом, а остальные работают вместе со мной. За дело! – распорядился батоны Гоги.

Время прошло незаметно. Со двора мастерской послышался шум. Батоны Гоги сполоснул водой руки, поправил рабочий сюртук и открыл настежь двери. Зураб Церетели вошел первым и элегантным движением руки попросил войти гостей. И вдруг на пороге появилось солнце... в облике женщины, сияющее лучезарной улыбкой, с двумя голубыми океанами в глазах, и притягательной, неимоверной силы женственной красотой.

На мгновение все впали в приятное оцепенение. Зураб Церетели, со своей чуть хитроватой улыбкой на лице, оценив сложившуюся обстановку, понял, что надо спасать ребят:

– Познакомьтесь, пожалуйста, это наш известный скульптор батоны Гоги Очиаури и его студенты. Мастер протянул руку даме и, не отрывая глаз от красавицы, нежно прикоснулся губами к ее руке.

– А это – всем вам известная красавица, «колдунья» кино и муза всех мужских сердец, госпожа Марина Влади и ее супруг господин Владимир Высоцкий...

Только сейчас хозяева заметили рядом с Мариной невзрачного на вид человека, одетого в одежду серого цвета, с тонким лицом и пронзительными умными глазами.

Как встретились Владимир Высоцкий и Важа Пшавела

– Ну, мы так и будем стоять? – Зураб Константинович опять взял инициативу в свои руки. – Давай, угощай гостей!

Все засуетились – кто открывал шампанское, кто раскладывал тарелки для фруктов, и почему-то у всех все валилось из рук. Разлив по бокалам напитки, присутствующие окружили даму и с известным грузинским красноречием поднимали тосты за животворящую женскую красоту.

– Простите, – послышался вдруг чуть хрипловатый, но теплый голос.

Недовольные, что их отрывают от прекрасного застолья, скульптор и его сотрапезники повернулись лицом к голосу. Владимир Высоцкий стоял у станка и, поворачивая вертушку, внимательно осматривал творение мастера.

- Господин Зураб сказал, что Вы работаете над памятником Важа Пшавела, и я очень хотел посмотреть на великого грузина...

,Мастер поставил бокал и заинтересованно продолжал слушать странного гостя.

– Я таким его и представлял. Но ведь Важа Пшавела это – корни его родной земли, вся его поэзия пропитана любовью к родине, людям, к природе, к добру, мужеству... И, если Вы не обидитесь, батоно Гоги, как автор, то я думаю, что он должен стоять босым на родной земле, откуда и черпал всю гениальность своего творчества...

В мастерской воцарилась мертвая тишина и нахлынула вторая волна оцепенения. Все, без исключения, забыли о красавице Марине. Удивленные и восхищенные взоры были обращены лишь на Высоцкого, – человека, который так мастерски и так лаконично, в нескольких словах описал все творчество великого классика.

«Не может быть! – вспоминал позже свои мысли Очиаури. – Две недели назад на худсовете то же самое доказывал чиновникам и я, но они твердили о том, что, мол, не подобает классику стоять босыми ногами на земле, его надо непременно обуть, а иначе памятник закажут другому зодчему. Я так не хотел упустить возможность изваять моего кумира, что со слезами на глазах согласился на это, и вот только вчера обул его в сапоги. Но гость об этом не должен знать. Давай проверим...» – и, испытующе взглянув, спросил:

Как встретились Владимир Высоцкий и Важа Пшавела

– Простите, но неужели Вы так глубоко знакомы с творчеством Важи?

– Разумеется, хотя бы вот это, из поэмы «Копала»:

Померкло сиянье луны,

Попрятались звезд караваны.

Скитаньями утомлены,

Спустились в ущелья туманы.

Проплакав всю ночь напролет

И думая горькие думы,

Одни только горы с высот

Взирали на землю, угрюмы.

И где-то внизу, в забытьи,

Стекая по склону увала,

Сквозь мутные слезы свои

Арагва во тьме бормотала...

– А «Гость и Хозяин» Важа Пшавела – моя настольная книга, – продолжал Высоцкий. – Ох, какой он мастер стиха!

Скульптор готов был поклониться в ноги в знак признательности и уважения к человеку, который так глубоко проник в творчество писателя. Это дано не многим.

Этим надо гордиться.

Владимир стоял в окружении новых поклонников в новом амплуа – знатока и ценителя – самой дорогой для грузин – поэзии Важа Пшавела.

Торжество поэзии, дружбы и любви затянулось до утра...

В те дни каждое солнечное утро жителей небольшого холмистого селения Багеби, близ Тбилиси, пробуждал громкий голос – перед большим и красивым домом-мастерской Зураба Церетели с букетом свежих полевых цветов в руках стоял молодой человек и громко приветствовал свое солнце, которое светило ему из распахнутого окна: Я тебя люблю!!!

Эхо разносило слова по ветру, и каждый знал, что это – самый дорогой гость Тбилиси, великий Володя Высоцкий…

Автор: Тамаз СУЛАДЗЕ

Почитать еще
№32(2) октябрь 2014(1)
№32(1) октябрь 2014
№28 август 2014