«Будьте отцами сирот; не оставляйте сильным губить слабых; не оставляйте больных без помощи».
Владимир Мономах

22 Июля 2015, 23:26,

Грузия и Великая отечественная

Свой бесценный вклад в общую победу над фашизмом внес и грузинский народ. Грузинские солдаты участвовали во всех значимых сражениях: от обороны Брестской крепости и Кавказа до Сталинградской битвы и взятия Берлина. Военные мемуары и архивы сохранили для нас имена не только генералов и маршалов, но и миллионов простых солдат Великой Отечественной. Каждый из них заслуживает отдельного рассказа, однако в рамках одной статьи, которую с удовольствием предлагаем, конечно же, сделать это невозможно. Но мы обязаны всегда помнить и чтить память о них.

 Грузия и Великая отечественная

«С огнем я этой ночью воевал,

И все казалось мне в дыму атак,

Что за спиной Тбилиси мой стоял

И так смотрел! И улыбался так!»

Это слова поэта Мирзы Геловани, пожалуй, самого молодого члена Союза писателей Грузии, в 22 года одевшего военную форму, и погибшего 27-летним офицером-танкистом. Он – один из более 300 тысяч уроженцев маленькой южно-кавказской страны, не вернувшихся с самой кровопролитной войны в истории человечества. В последнее время кое-кто стал оспаривать эту цифру, да вообще всю статистику об участии Грузии в Великой Отечественной войне – как в сторону уменьшения цифр, так и в сторону их увеличения.

Но капитальные исследования, проводившиеся на протяжении десятилетий солидными научными организациями, и видными историками, все-таки свидетельствуют: из 3,5-миллионой Грузии на фронт ушел каждый пятый ее житель. То есть 700 тысяч человек. И почти каждый второй из них пал в боях или скончался от ран в госпиталях. Пусть читателя не удивляет обилие фамилий на этих страницах – они сегодня звучат как в мартирологе, наш долг – поклониться им, и очень жаль, что масштабы издания не позволяют вспомнить всех.

Грузины были в числе тех, кто ранним июньским утром 1941 года первыми встретили удар фашистов. Их было свыше ста в гарнизоне легендарной Брестской крепости, и лишь несколько человек тяжело раненными, без сознания, оказались в плену. Остальные пали или пропали без вести – артиллеристы П. Абхазава и И. Босташвили, политработники А. Каландадзе и О. Асатиани, радист И. Зедгинидзе, пехотинцы Ш. Мурусидзе, А. Шеварднадзе, А. Гелашвили.

Сотни солдат из Грузии служили под командованием майора Т. Уртмелидзе в 333 стрелковом полку, который почти полностью погиб на берегу Западного Буга в первые дни войны.

А выживший тогда лейтенант Л. Чубинидзе, участник еще войны с финнами, был убит через два года, уже освобождая Киев, и посмертно стал Героем Советского Союза. Этого же звания удостоился и еще один участник первых боев с фашистами – офицер-артиллерист В. Харазия, тоже погибший позже, в 1942-м. А под другими западно-украинским городами – Перемышлем, Львовом и Дрогобычем, на которые внезапно обрушились вражеские армады, сражались дивизии под командованием генералов П. Абрамидзе, М. Микеладзе и Ш. Чанкотадзе.

Всего полгода успел провоевать летчик майор А. Цурцумия встретивший начало войны на Черноморском флоте. Но до его гибели в декабре 1941 бомбардировочная эскадрилья, которой он командовал, успела уничтожить 6 вражеских полков, 7 кораблей, 10 аэродромов, 247 железнодорожных вагонов и цистерн, 176 танков, 1215 автомашин с живой силой и вооружением. Прямо скажем, цифры впечатляющие, особенно для того периода войны. Но и этого мало. Уже в первые месяцы войны летчик-грузин, посмертно ставший Героем Советского Союза, бомбил важнейшие военные объекты в Бухаресте, Плоешти и Констанце.

В первых сражениях с захватчиками на разных фронтах также особо отличись другие Герои Советского Союза из Грузии: летчик Ч. Бенделиани, пулеметчик Г. Биланишвили, моряк А. Гегешидзе, артиллерист Т. Буачидзе – на Украине, летчики М. Горбачев (под Ленинградом), Б. Зумбулидзе (в Смоленской области), Д. Джибладзе (в Прибалтике), артиллерист К. Ткабладзе – в Белоруссии.

И это – только начало войны. А ведь потом сыны и дочери Грузии сражались на всех участках советско-германского фронта – от Баренцова до Черного морей. Их не только призывали военкоматы, они шли добровольцами, требуя немедленной отправки на фронт, из них в первые три месяца войны были сформированы народные ополчения, которые практически полностью влились в действующую армию. А зимой 1942-го, когда стали формироваться национальные воинские соединения, появилась и первая грузинская дивизия - 224-я стрелковая.

Затем были созданы 242-я, 276-я, 296-я, 392-я, 394-я, 406-я, 414-я и 417-я грузинские стрелковые дивизии. А еще грузинами было укомплектовано до 60% личного состава 9-й и 20-й горнострелковых дивизий. В строй становились даже те, кто имел право не участвовать в боевых действиях. Так, сваны, из-за своей малочисленности, были освобождены от отправки на фронт. Но когда гитлеровцы поставили свой флаг на Эльбрусе и вышли к перевалам Кавкасиони, сваны, блестяще знающие все горные тропы, не только стали проводниками, но составили целый батальон для борьбы с немецкими горными егерями.

Можете себе представить, что испытали соседи тбилисской семьи Мерквиладзе, когда увидели на запертой двери ее квартиры надпись: «Дома никого нет. Все ушли на фронт»? Все – это муж, жена, трое сыновей. И самое замечательное, что никто из них не погиб! Увы, такая счастливая развязка далеко не всегда ждала тысяча других грузинских семей, отправивших на поля сражений все свое младшее поколение.

Вообще же, цифры, под которыми можно поставить слова Владимира Высоцкого «а сыновья, а сыновья уходят в бой», потрясают.

Одиннадцать (!) человек – шесть сыновей и пять внуков отправила на фронт семья Бочоришвили из села Мухури Ткибульского района, девять человек – трех сыновей и шесть внуков – семья Сохадзе из села Гоголети Амбролаурского района, восемь братьев Гергая ушли воевать из села Кариата Хобского райна, по семь братьев – из семей Амбролаурского района Гиоргобиани (село Тхмори) и Бешидзе (село Лихети), Курдадзе (село Кемпери Хашурского района), столько же сыновей проводили на войну три брата Турнава из села Агараки Ланчхутского района, пятерых сыновей и двух внуков – семья Гиргобиани из села Сумуши Цагерского района. Шесть семей из разных регионов Грузии дали сражающейся армии по шесть своих «кровиночек», одиннадцать семей – по пять. А уж по три и четыре…

Имя Героя Советского Союза генерала Константина Леселидзе известно всем, но не каждый знает, что вместе с ним ушли на фронт и три его брата. Один из них - Виктор, тоже получил звезду Героя.

Мы просто не сможем даже вкратце перечислить здесь всех битв великой войны и победоносных партизанских рейдов, всех дерзких операций европейского Сопротивления и сражений Второй мировой войны с японцами на территориях Китая и Кореи уже после окончания Великой Отечественной, в которых принимали участие дети Грузии. Но достаточно вспомнить, что среди них были 280 тысяч награжденных различными орденами и медалями, генералиссимус и два маршала, 87 генералов и адмиралов, а 164 из них стали Героями Советского Союза. Мало кто знает, что летчик Виталий Попков, дважды удостоившийся высшей награды страны и ставший прототипом главного героя знаменитого фильма «В бой идут одни старики», первые шаги в небо сделал именно в Грузии – он окончил Гагринскую планерную школу. Не всем известно и то, что красноармеец Георгий Майсурадзе, который был в числе более чем 400 воинов, повторивших подвиг Александра Матросова, оказался в числе четырех счастливчиков, оставшихся в живых. Его наградили звездой Героя посмертно, а он прожил еще 23 года.

Кстати, о золотых геройских звездах. Весной 1943 года их получили начальник Закавказской железной дороги Г. Кикнадзе и машинисты паровозов тбилисского депо Н. Геладзе, Ш. Кохреидзе, А. Циклаури. Это были уже звезды Героев Социалистического Труда - «за особые заслуги в обеспечении перевозок для фронта и народного хозяйства». Они – символ самоотверженности, проявленной грузинскими тружениками тыла. До войны промышленность Грузии вообще не выпускала ни оружия, ни боеприпасов, и военной техники. Поэтому для изготовления военной продукции пришлось и предприятия реконструировать, рабочих переучивать. А из-за того, что война разорвала связи с оккупированными экономическими районами СССР, срочно потребовалось не только научиться добывать некоторые виды сырья, но и производить инструменты, запчасти и материалы, которые были привозными.

И вот на Зестафонском ферросплавном заводе, который перестал получать кокс, стали использовать ткибульские и квезанские коксующиеся угли и впервые в СССР освоили производство металлургического марганца электролитическим способом. Поставки из Грузии ферросплавов, применяемых при выплавке боевых сталей, постоянно увеличивались. А на Батумском нефтеперерабатывающем заводе также впервые, но уже во всем мире (!) научились получать авиабензин из низкокачественной нефти. А потом еще и стали извлекать бензин из крекингаза, который шел только на топливо.

После того, как в декабре 1941-го в Тбилиси эвакуировался Таганрогский авиационный завод № 31, Грузия стала впускать истребители. На военные рельсы перешли уже существовавшие крупные предприятия. Из цехов Тбилисского паровозостроительного завода выходили автоматы, батальонные минометы с минами, осколочные снаряды. А еще оттуда на фронт отправились два бронепоезда, полностью укомплектованные личным составом. К ремонту танков и их двигателей приступили несколько заводов – станкостроительный, авторемонтный, «Центролит», металлоконструкций, сельхозмашин.

Участвовали в этом важнейшем деле даже обувная и штемпельно-граверная фабрики и ремесленное училище №3. Тот же «Центролит» и «Грузокоопсоюз» только за первый год войны отправили на фронт 570 тысяч бутылок с «коктейлем Молотова». А энергетики смогли к концу войны ввести в строй новый агрегат Ткварчельской ГРЭС и приступить к созданию ее второй очереди, возобновить возведение Храмской и Сухумской ГЭС, начать строительство Читахевской ГЭС.

В 1942-м вся промышленность Грузии завершила переход на военные рельсы, а к следующему году легкая промышленность выпустила 6 миллионов комплектов обмундирования и обуви. Этого хватило для 100 дивизий! Вообще же до 90% швейных и обувных предприятий работали по спецзаказам Главного управления тыла Красной Армии. Десятки тысяч комплектов альпинистского снаряжения были отправлены в горнострелковые части, колхозники на 5 тысячах арб доставили военные в грузы в Сванетию. В деревне, отдавшей фронту множество скота и транспорта, женщинам пришлось заменять ушедших в окопы мужчин. Так за годы войны свыше 300 тысяч представительниц овладели сельскохозяйственными профессиями, в том числе и механизатора.

Сами недоедая и недосыпая, труженики тыла собрали для фронта 1.825.094 единицы теплой одежды, внесли 272 миллиона рублей на строительство танков и самолетов, сдали 115 миллионов пудов различных сельскохозяйственных продуктов, выделили свыше 7 тысяч гектаров земли под огороды семей фронтовиков и эвакуированных. В Абхазии до 8 тысяч человек, ежедневно работавших на строительстве оборонительных сооружений, к ноябрю 1942-го выполнили свыше 800 тысяч кубометров земляных работ, заготовили 70 тысяч кубометров леса и возвели 19 километров противотанковых препятствий.

«Уплотняя» многие гражданские учреждения, войсковым частям, расквартированным в Грузии, передавали сотни зданий. А для эвакуационных госпиталей, которые стали создаваться с первых же дней войны, отвели санатории, дома отдыха, другие лечебные учреждения и некоторые школы, подобрав медиков и других специалистов, оборудование и инвентарь, приняв добровольных помощниц-санитарок. Тысячи и тысячи раненых бойцов были вылечены в 72-х таких госпиталях.

Сегодня все это – уже история. Для кого-то очень далекая, а для кого-то – ставшая частью жизни. К счастью живы еще и те, кто ее делал, и дети военной поры. Есть и те, кто считают, что эту историю надо подкорректировать, дать ей новые оценки. Что ж, как известно, сколько людей – столько мнений. Но любые мнения расставят по местам и лучший судья – время, и голос крови, и память, в которой не могут не жить люди, выстоявшие в те страшные годы. Девиз «Никто не забыт и ничто не забыто» – не просто слова. Это – кредо, образ мышления любого, кому не чужда благодарность. Ведь если бы ОНИ тогда не выстояли, если бы Мелитон Кантария вместе с русским другом Михаилом Егоровым не подняли Знамя Победы над поверженным Берлином, просто не было бы нас с вами.

Источник:

Почитать еще
№32(2) октябрь 2014(1)
№32(1) октябрь 2014
№28 август 2014