«Будьте отцами сирот; не оставляйте сильным губить слабых; не оставляйте больных без помощи».
Владимир Мономах

Мария Федоровна – благотворительница от Бога. Часть вторая.

«Я часто повторяла, что мы должны исполнять наши обязанности, соединяя все наши старания к сохранению детей, к возбуждению чувств материнских, к поданию помощи и вдове и сироте, облегчению страждущей нищеты, только тогда мы будем оказывать истинную любовь к ближнему», - императрица Мария Федоровна.

Мария Федоровна – благотворительница от Бога. Часть вторая.
Следует особо отметить, что Мария Федоровна лично вникала во все вопросы быта и воспитания питомцев вверенных ей учреждений. У неё были маленькие записные книжечки, куда она записывала всё, что ей надо было сделать по заведениям. Она постоянно посещала их, причем приезжала обычно тогда, когда её не ждали. Во время своих посещений императрица зорко наблюдала за институтской жизнью. Если замечала какие-либо недостатки, или что-то ей не нравилось, то тут же отдавала распоряжения об их устранении.

Например, отобедав с девочками Московского Екатерининского института, она выразила обеспокоенность скудным рационом питания воспитанниц: «Вообще весьма мало перемен, и в теперешнее время почти никакой зелени. Я никак не ожидаю отборного стола и не терплю даже излишества в приготовлениях, но без того можно переменять кушанья, как то пример Мещанского училища и самого воспитательного дома доказывают. Сделайте мне удовольствие, и постарайтесь без огласки, исследовать причину сей разности. Я никого в том не виню и не воображаю, что сие произошло от перемены эконома, но какая-нибудь должна быть тому причина: ибо штатное положение по примеру Мещанского училища и воспитательного дома должно быть достаточно для содержания хорошего стола». Вот так и не иначе проявлялась ее забота о людях. Как это не похоже на наше время!

На мызе Александровской, которая находится на Шлиссельбургской дороге близ Петербурга в 1798 году по указанию Павла I, построили бумагопрядильную мануфактуру, которую Павел по имени своего сына, будущего царя Александра I, назвал Александровской. Именно сюда по достижении 18 лет посылалось большинство воспитанников низших сословий. Фабрика была под особым вниманием императрицы.

Она постоянно жертвовала крупные суммы денег на ее обустройство: в 1806 г. - 91 946 рублей, в 1808 г. - 13 600 рублей, 150 000 рублей на устройство машинной прядильни льна. В 1804 году Мария Федоровна повелела построить на ней первую паровую машину. А в 1819 году в Ссудной кассе Петербургского воспитательного дома был открыт кредит для фабрики в 1,5 млн. рублей. Вот что писал современник событий: "Заведение сие отнюдь не долженствовало быть финансовым, а на барыше, основанном оборотом ... главная цель его
состояла только в том, чтобы образовать искусных мастеров и работников, и как учением, равно как и примером распространить в
государстве новую важную ветвь промышленности". Не правда ли, по-настоящему государственный подход!

Изначально на фабрике были заняты 900 взрослых бывших воспитанников и ещё 800 детей из воспитательного дома. Производили на ней 22 тысячи пудов бумаги. Там же впервые в России стали изготовлять прядильные станки и машины на заказ.

В своем письме от 9 декабря 1801 года Мария Федоровна поясняет смысл этого начинания: "Император, любезнейший мой сын, купив изготовленные уже на Александровской мануфактуре машины предложил отослать их в Московский воспитательный дом, дабы показывать оные мануфактуристам и фабрикантам, в великом числе в Москве находящимся для того, чтобы они, видя пользу от сих машин, мало-помалу заводили оные на собственных своих фабриках, и чтобы цель Александровской мануфактуры: повсеместное в России распространение механического прядения, была выполнена".

В 1814 году при Александровской фабрике на средства воспитательного дома была построена фабрика по производству игральных карт, в которой работали 250 бывших питомцев. Доход от продажи карт составлял более 1 млн. 200 тыс. рублей. Половина средств от их реализации шла в пользу Петербургского воспитательного дома.

В 1797 году Мария Федоровна опять таки на личные средства учредила в Петербурге Институт повивального искусства на 20 коек. Профессию акушерки в нем приобретали воспитанницы воспитательного дома. К слову организацией Повивального института было положено начало регулярному женскому медицинскому образованию в России.

В 1803 году была открыта еще одна лечебница, предназначенная для оказания бесплатной помощи "всякого состояния, пола и возраста и всякой нации бедным и неимущим людям, принимать их каждый день и во всякое время, оказывая одним помощь советом и лекарствами, других же класть на свои койки".

С целью ее расширения в 1804 году было решено построить новое здание на окраине Москвы, в Мещанской части. 1 июля 1806 году была открыта новая лечебница на Божедомке, получившая после смерти Марии Федоровны (1828 г.) название Мариинской. До самой смерти императрица Мария Федоровна содержала больницу на свои средства; все дела решались с её одобрения. В 1821 - 1837 гг. в Мариинской больнице работали штаб-лекарь М.А. Достоевский, а во флигеле больницы в 1821 г. родился великий писатель.
В систему благотворительных учреждений Канцелярии императрицы Марии Федоровны перешла больница с богадельней, построенная на средства графа Н.П. Шереметева в память своей жены, бывшей крепостной актрисы П.И. Жемчуговой-Ковалевой, так называемый Странноприимный дом. В ВУИМ отошла и Голицынская больница на 50 человек, построенная по завещанию и на средства князя Д.М. Голицына, посла России в Вене. Она также предназначалась для оказания бесплатной помощи бедным людям.

По инициативе императрицы в 1803 году были открыты два приюта, так называемые вдовьи дома в Петербурге и Москве для бедных вдов чиновников до 8 класса, достигшие 60 лет и оставшиеся без средств к существованию после смерти мужей, бывших на воинской или гражданской службе не менее 10 лет. Впоследствии в них принимались также одинокие женщины, прослужившие в учреждениях Ведомства учреждений императрицы Марии не менее 15 лет и удостоенные Мариинского знака отличия за беспорочную службу. Благодаря многочисленным прошениям, уже через год, вдовы чиновников до 4 класса также могли поступать во Вдовьи дома.

Вообще, желающих попасть во Вдовий дом было очень много, поскольку в нем давался не только приют и полный пансион для женщин, но и их дети, содержавшиеся при матерях, затем имели право на льготное зачисление в учебные заведения.

В 1805 году расширилась родовспомогательная деятельность Московского воспитательного дома, в частности, при нём было открыто ещё одно родильное отделение на 20 коек, получившее название Законно-родильного госпиталя, который предназначался для замужних женщин, по бедности не имеющих возможности получить квалифицированную акушерскую помощь.

К слову, в дни нашествия Наполеона Мария Федоровна внесла свою лепту в победу русского оружия изготовлением в подведомственных ей учреждениях корпии (перевязочного материала, сделанного из ниток, нащипанных руками из льняной ветоши), необходимой для оказания медицинской помощи раненным воинам. В августе 1812 г. Московский воспитательный дом и больницы при нём, Опекунский Совет с Сохранной и Ссудной кассами, а также воспитанницы Мещанского и Екатерининского училищ были эвакуированы в Казань.После пожара в Москве практически все здания ВУИМ были заново построены.

Императрица была инициатором создания при Вдовьих домах так называемого отделения сердобольных вдов, своего рода сестер милосердия.  Введением этого института было положено начало специальной медицинской подготовке работников среднего и низшего звена.
В 1818 году Мария Федоровна дала поручение отобрать из московского Вдовьего дома 12 женщин, добровольно желающих посвятить себя человеколюбивому занятию - уходу за больными и имеющих соответствующие нравственные качества.

В Мариинской больнице для бедных они дежурили, сменяя друг друга по две недели непрерывно в месяц. Сердобольным вдовам выдавалось жалование - по 5 рублей за двухнедельное дежурство. В 1819 году был издан рескрипт, узаконивший Институт сердобольных вдов. При Мариинской больнице была учреждена специальная контора, через которую можно было вызвать обученную сиделку на дом, причем с бедных семей плата не взималась!

Прослужившие в звании сердобольных вдов 10 лет имели право на пенсию в 150 руб. в год, а прослужившие 25 лет получали пенсию в 300 рублей в год. Суммы по тем временам немалые.

Представляет интерес и следующий факт. В 1826 году Мария Федоровна посетила Московский воспитательный дом. Он оказался настолько перенаселенным, что императрица распорядилась оставить в его составе только классические курсы, а ремесленные классы для низших сословий - вывести в отдельное Московское ремесленное учебное заведение. Это учреждение, базировавшееся в Слободском дворце, стало ядром будущего МВТУ.

Благотворительные и социальные учреждения Марии Федоровны обслуживали различные категории населения и часто являлись многофункциональными. Основными направлениями работы являлись: - финансирование и функционирование воспитательных домов, богаделен, вдовьих домов и приютов; - развитие системы образования: женского, среднего специального, медицинского и др.; - создание и содержание медицинских учреждений, в том числе больниц различного профиля, амбулаторий для приходящих больных, родильных домов.

Особенно много сделала Мария Федоровна для женского воспитания и образования. В начале XIX века в учреждениях императрицы ежегодно бесплатно обучалось около 10 тысяч девушек, в больницах бесплатно лечились более 20 тысяч бедных, а более чем 400 тысячам помощь оказывалась амбулаторно. При участии царицы в 1812 году появилось «Императорское женское патриотическое общество», и было создано попечительство «Инвалидный капитал», все средства которого были впоследствии переданы «Александровскому комитету о раненых», учрежденному Александром I. Императрица активно содействовала созданию в 1802 году в России «Филантропического общества».

Императрица ведала практически всеми благотворительными заведениями Российской империи более 30 лет. В 1828 году Мария Федоровна скончалась. Она была признана современниками самой щедрой и радеющей благодетельницей. И уже будучи российской императрицей она пяти столичным институтам пожертвовала при жизни и оставила по завещанию астрономическую по тем временам сумму - до 4 млн рублей!

Дело, в которое она вложила всю свою душу, получило высокую оценку ее современников. "Императрица Мария Федоровна в продолжение благодатной своей жизни без сомнения сделала для человечества более, нежели все в Европе человеколюбивые сословия, коих начало, учреждения и действия столь часто; и подробно бывали описаны; но кроткая скромность сей, удивления достойной жены, никогда не дозволяла сделать главными благие её деяния, и так многое осталось безызвестным, или дошло до общего сведения в весьма несовершенном только виде", - считал один из первых биографов Марии Федоровны Энгельгардт.

Однако ярче всего о личности и деятельности Марии Федоровны говорит её завещание, в котором императрица изложила свое жизненное кредо: "Благодарю всех господ, которые находились под моим начальством как в Петербурге, так и в Москве за оказанные ими усердие и ревность. Я часто повторяла, что мы должны исполнять наши обязанности, соединяя все наши старания к сохранению детей, к возбуждению чувств материнских, к поданию помощи и вдове и сироте, облегчению страждущей нищеты, только тогда мы будем оказывать истинную любовь к ближнему..., только тогда мы постигнем истинный смысл правил, на коих сие заведение основано - Дом основан на благодеянии - тогда никакой труд не будет для нас обременителен".

16 мая 1802 года императором Александром I было основано «Благодетельное общество» в создании, которого не последнюю роль сыграла, конечно же, его мать императрица Мария Федоровна. Но об этом и других добрых делах монархов и их приближенных читайте в следующих публикациях.

Вахтанг ЯКОБИДЗЕ
Продолжение. Начало в публикации от 7 сентября.
Почитать еще
№32(2) октябрь 2014(1)
№32(1) октябрь 2014
№28 август 2014