«Будьте отцами сирот; не оставляйте сильным губить слабых; не оставляйте больных без помощи».
Владимир Мономах

Божественное призвание

Чем и как живет сегодня Московская духовная академия, какие проблемы и задачи решает, об этом и о других вопросах мы попросили рассказать Председателя Учебного комитета Русской Православной Церкви, ректора Московской духовной академии архиепископа Ве

Божественное призвание

- Ваше Высокопреосвященство, Вы являетесь ректором Московской духовной академии. Расскажите об образовательных традициях академии, о ее структуре, кого готовит академия? Каков профессорско-преподавательской состав? Какие задачи стоят сегодня перед Вашей Школой?

- Прежде всего позвольте поздравить всех читателей газеты «Добрые люди» с наступающим великим христианским праздником – Рождеством Христовым – и пожелать, чтобы Христос рождался и жил в сердце каждого из нас.

Отвечая на Ваш вопрос, скажу, что Московская духовная академия – первое высшее учебное заведение в истории России. Именно ее выходцем, Михаилом Ломоносовым, был основан первый в России Московский Государственный Университет. Академия была основана в 1685 г. приезжими учеными монахами Иоанникием и Софронием (Лихудами). Первоначально она называлась Славяно-Греко-Латинской Академией, и в ней велось обучение языкам и богословским дисциплинам, связанным с этими тремя культурами: греческой, латинской и славянской. В течение своей продолжительной жизни Московская духовная академия переживала разные периоды: и расцвета, упадка, реформирования. В годы безбожных гонений на Церковь Академия была закрыта. Возрождение Академии началось в 1944 г., в 1948 г. она переместилась в Троице-Сергиеву Лавру. История Академии связана с такими именами, как святитель Филарет (Дроздов), В. О. Ключевский, священник Павел Флоренский.

В настоящий момент Академия состоит из трех ступеней: бакалавриат, магистратура и аспирантура. Она нацелена на подготовку священнослужителей и специалистов в области православного богословия. В Академии преподают ее выпускники, защитившие степени кандидатов богословия; выпускники и специалисты светских вузов: МГУ, ПСТГУ, МИФИ и др. При Академии есть два структурных подразделения: Регентская и Иконописная школы.

Сегодня Московская Духовная Академия, как и вся система духовного образования Русской Православной Церкви, находится в состоянии реформирования. Перед профессорско-преподавательской корпорацией стоит непростая задача ориентировать обучение на европейские стандарты, Болонский процесс, российские государственные стандарты третьего поколения, сохранив при этом все содержание, целостность и самобытность многовековой традиции православного духовного образования, сохранив в чистоте содержание христианской веры.

- У вас большой вступительный конкурс? Насколько, на Ваш взгляд, возросло число желающих поступить в академию и семинарию сегодня?

- После открытия духовных семинарий по всей России (а их уже 49 вместо 3-х к 1988 году), теологических вузов, отделений и кафедр, перед желающими получать духовное образование открывается широкий спектр возможностей. По этой причине конкурс на бакалавриат Московской Академии в настоящий момент не слишком высок: около 2-х человек на место. Тем не менее, по прежнему к нам едут обучаться православному богословию молодые люди со всей России, из Украины, Белоруссии, Молдовы, Сербии, Болгарии и других стран. Даже есть студенты из Уганды и Китая. Самый большой конкурс – в Иконописную школу! Около семи человек на место.

Божественное призвание

- Много ли студентов покидают семинарию, понимая, что жизненный путь священника не для них?

- Такое случается, и это по-своему честный поступок, так как священнослужение – это особое дело, для этого нужно Божественное призвание. Никто не будет порицать человека, вовремя осознавшего, что служение у Престола – это не его путь. В таких случаях я иногда спрашивал у студентов: Вы уходите из Академии, или Вы покидаете Церковь? Студенты отвечали, что, конечно, только из Академии. И действительно, найдя иное приложение для своих сил, молодые люди, как правило, остаются чадами Церкви, участвуют в ее евхаристической жизни, стараются материально помогать Церкви, Академии.

С другой стороны, в настоящий момент духовные учебные заведения ориентированы не только на подготовку священнослужителей. Это не профессиональные училища, это высшие учебные заведения. Их задача шире – дать богословское образование, помочь студенту сформировать православное мировоззрение. Их выпускники могут служить Богу в качестве преподавателей, ученых-богословов, сотрудников церковных структур, катехизаторов, миссионеров – и во многих других областях.

- Получается ли следить за тем, как складываются судьбы ваших выпускников?

- После окончания обучения выпускники распределяются Учебным комитетом по местам служения. Они навещают свою Alma Mater, у нас есть добрая традиция отмечать юбилеи выпусков, когда выпускники съезжаются, чтобы отпраздновать 5, 10, 20, 30 лет окончания Академии. И в юбилеи, и помимо этих дат студенты навещают своих духовников, наставников, рассказывают о себе. Так что, конечно, связи сохраняются. Но системной практики отслеживать дальнейший путь выпускников у Академии нет.

- Какие у Вас бывают пожелания к своим выпускникам, какие надежды?

- Искренне и ревностно служить Церкви. Принять деятельное участие в Христовом Деле спасения душ человеческих.

Божественное призвание

- К чему, по Вашему мнению, должен стремиться студент духовной школы и что в Вашем понимании означает хороший пастырь?

- По Евангелию, Пастырь Добрый душу Свою полагает за овцы Своя. Это слова о Едином истинном Пастыре – Господе нашем Иисусе Христе. Однако каждый священнослужитель должен помнить о том, что и для него эти слова являются единственным подлинным ориентиром. Хороший пастырь – тот, кто всегда помнит о вверивших ему свои души и всегда заботится об их спасении, даже в ущерб каким-либо собственным желаниям, стремлениям, интересам.

Священникам порой приходится служить в экстремальных ситуациях, будь то в психиатрических больницах, в домах инвалидов, или, например, во время различных природных катаклизмов. Не каждый сможет выдержать психологическую нагрузку.

- Скажите, существует ли у вас какая-нибудь специальная программа подготовки священнослужителей в подобных ситуациях?

Божественное призвание

- Специальной программы не существует, да, полагаю, это и недостижимо для человека – учесть все возможные экстремальные ситуации. Как правило, к подобным ситуациям готовит Сам Господь, Ведущий все, посылая человеку те или иные испытания. Впрочем, если говорить о больницах, тюрьмах, домах инвалидов – то в семинарии существуют миссионерский, тюремный, военный отделы. Их сотрудники участвуют в служении в соответствующих организациях. Кроме того, разнообразные послушания, в которых участвуют студенты, также расширяют их кругозор, помогают приобретать различные навыки – зачастую далекие от учебного процесса, однако это опыт, который вполне может пригодиться в дальнейшем служении.

- Как Вы можете охарактеризовать развитие духовного образования в Русской Церкви за последние два десятилетия?

- Последние два десятилетия – это довольно неоднородный период. 1990-е годы – время количественного восстановления духовного образования: открыто несколько десятков духовных семинарий, столько же духовных училищ. Примерно с начала 2000-ых годов больше следует говорить о качественном развитии. Этот период продолжается и сейчас, он далек до завершения: идет реформа духовного образования, целью которой являются взаимосвязанные процессы повышения уровня духовного образования и его включения в системы российского светского и в целом международного образования.

- Вы, кроме всего прочего, возглавляете Учебный комитет Русской Православной Церкви. Какова роль этого учреждения?

- В общем-то, можно сказать, что Учебный комитет я возглавляю не «между прочим», а в первую очередь: первоначально я назначен именно на это церковное послушание, только потом – ректором Московской духовной академии. Учебный комитет – синодальный отдел Русской Православной Церкви, ответственный за координацию, регулирование деятельности учебных заведений Русской Православной Церкви. Очень условно можно сказать, что это некий аналог министерства образования по церковной линии. Те процессы реформирования, о которых мы говорили ранее, осуществляются в первую очередь именно со стороны Учебного комитета.

Божественное призвание

- Владыка Евгений, как получилось, что Вы решили стать монахом?

- Я принял постриг после III курса Академии (тогда учились 4 года в семинарии и 4 года в Академии). Как получилось? За годы обучения созрело такое внутреннее решение. Это трудно объяснить, пережить нужно

- Скажите, есть ли у Вас какие-нибудь увлечения? Как проводите свободное время?

- Лучший отдых – это смена рода деятельности. С этим проблем нет: разнообразных родов деятельности хватает. А так – чтение Святых Отцов необходимо, наполняет новыми силами. Изредка удается совершать паломничество. Вот недавно удалось съездить на Афон – вернулся уставшим физически, но отдохнувшим духовно, с новыми духовными силами. В первую очередь богослужения и молитва, конечно. Это не отдых, но это то, что дает силы для деятельности, для выполнения своего служения.

- Есть ли у Вас мечта?

- Вообще мечты – это не очень полезное занятие, с христианской точки зрения. Мы должны принимать все, что Бог пошлет – и делать то, что должны. Я молюсь, чтобы академическое богословское образование поднялось на новый уровень, чтобы могло вровень с ведущими западными университетами давать православный богословский ответ на запросы современности. Это наша сверхзадача – не знаю, можно ли это называть мечтой.

- Сердечно благодарю Вас за интервью!

- И Вас благодарю за вопросы. Еще раз с наступающим Рождеством Христовым!

Источник: http://tribuna.ru/news/good/

Почитать еще
№32(2) октябрь 2014(1)
№32(1) октябрь 2014
№28 август 2014